Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:42 

Несмотря на название, имеющее прямое отношение к цирку, повесть <....> к цирку имеет весьма далекое отношение. Она скорей о балансе. Хотя, пожалуй, именно с цирка мы и начнем. (с)

23:35 

см файл по 2 мв: Helme_soovitav-kirjandus-1

23:33 

Kirjaliku töö teemad ainele “Eesti kunst pärast II maailmasõda“ . Kirjalik töö on eksami osa, ilma kirjaliku töö esitamiseta pole võimalik eksamit sooritada.
Teksti pikkus min.: 15000 tm. Ärge unustage korralikku vormistust, tiitellehte. Esitamise tähtaeg 26.mai. Hiljem saadetud töid ei arvesta.
Tööd saata aadressile: sirje.helme@ekm.ee

Teemad:

1. Erinevad realismi käsitlused: stalinistliku realismi ja nn. karmi stiili võrdlus Eesti kunstis.
2. Erinevad realismi käsitlused: sõjajärgse modernistliku realismi ja hüperrealismi võrdlus.
3.Erinevad lähenemised abstraktsele kunstile: 1950. aastate lõpu ja 1960. aastate tööde põhjal.
4.Erinevad lähenemised alternatiivsusele: ANK 64, Visarid ja SOUP ’69 võrdluse põhjal.
5.Muutused Eesti kunstis 1980. aastatel.
6.Kujutamise ja pildilikkuse tähtsus Eesti sõjajärgses kunstis.
7. Uus meedia eesti kunstis (video- ja netikunst).
8.Maastikumaali tähendus ja väljendusviisid Eesti kunstis sõjajärgse perioodi kunstis.
9.Linna kui keskkonna kujutamine (agulimotiivid, industriaalmotiivid).

17:10 

шпоры

15:13 

"Инновации в сфере предпринимательства: от замысла до внедрения на рынке".
"Communication in the 21st Century Workplace" (про "общение на рабочем месте").
"Зрительное восприятие и мозг".
"Программирование на языке Питон".
"Learning how to learn"

Грязные тайны археологии
курсы от университета Джона Хопкинска - подробнее

набрать людей с italky и тренировать говорильню.
на эстонском, польском, французском и латышском в первую очередь.

сделать последние 7-8 занятий из E nagu Eesti, коль скоро никто и ничто не дышит в спину

зарегаться и пройти курсы по истории латвийской и литовской литературы.

пройти голландский по speak as ap и по Дренясовой, насколько это возможно.
Поднять голландские материалы из прошлогоднего паблика в фейсбуке.
Венгерский, лол
Норвежский, лол
Испанский и сербский, лол лол
Португальский, хм
Литовский, хм-лол-хм

Сhinese for beginners, лол
проходить немецкий язык столько, сколько смогу, хм
определиться со статьей
определиться с переводом комикса
определиться, читаю ли в этом году Мицкевича и Лема
определиться с личностями и книгами по археологии Норвегии, Франции и Голландии.

определиться, блядь, с рисованием!!11 Тратить на него столько времени, сколько другие тратят на компьютерные игры!

прекратить докапываться до Лоры. Это её жизнь и её опыт. Пусть живёт так, как живёт. Она не станет мне соратником, если даже я её "вытяну", Рита очень правильно это сформулировала. Нельзя тратить время на вытягивание, надо самовытягиваться самой.



уборка и чистота
посмотреть и посортировать видеолекции по чему бы то ни было, скопившиеся у меня в запасниках контакта. Так или иначе, тематически они прямо касаются части уже записанного.

Понять, что у меня с сертификатами по польскому и французскому.
Понять, что у меня на ближайшие годы с иероглификой и каллиграфией. До сих пор как-то было одно целое ничего.
Сделать-таки качественную выписку-выборку из Милова по Литве.

Всякое про музыку на Coursera

20:47 


14:50 

Бег! Удары стоп о траву! Радостно перехватывало в груди, когда мох и камни вперемешку то гладили, то укалывали - но вот новый толчок от земли, словно в замедленной съёмке, и ты продолжаешь бежать. Гнулась трава, с возмущённым грохотом разбивались целые облака кузнечиков и цикад. Палит нещадно солнце, а ты бежишь, и терпкий запах болиголова словно взрывает грудь изнутри.
Тропа от пригородных участков по дороге к Нови-Саду сперва расширилась и уплотнилась, потом тут и там стали мелькать частные постройки - и вот уже город. Райнис прекрасно нал эту метаморфозу, он жил в одиночку у черты города и часто ходил этим путём.
Но теперь он бежал. Его ждали. Его, отшельника и отщепенца, ждал в Нови-Саде родной человек.
Худой и бледный черноволосый молодой человек в сильно вытертой чёрном куртке с многочисленными заклепками - Райнис хорошо знал, как выглядит со стороны, и не питал на свой счёт иллюзий. То ли дело сводный брат... Они редко виделись, каждый жил своей жизнью. Но вот уже два года как Райнис живёт на окраине Нови-Сада, прячется в заброшенном кирпичном недострое и только делает вылазки в город за почасовой работой и едой.

Позавчера утром он вставил в раздолбанный сотовый тщательно хранимую отдельно от всего сим-карту.

сотовая связь - странный рудимент прошедшей эпохи, ещё до Четвёртой мировой, ещё даже до балкано-балтского конфликта. Учёные-фантасты больше двухсот лет тщились переплюнуть ожидания современников и предсказать невербальную связь путём запроса в пространство, или чего-то подобного. Им не давали покоя древние лавры Жюля Верна, предсказавшего скафандр и собственно телефон. Но пока ещё наука обходилась минималкой. Мобильники всё ещё были в быту, хотя футурологов любили и уважали.

Райнис твёрдо придерживался правила, придуманного им самим: минимум засветов. Никаких телефонов. Симка вставлялась в сотовый не чаще пары раз в месяц, и не дольше чем на пару часов. А то и на пятнадцать минут. Единственное, ради чего Райнис шёл на такие жертвы - страх потерять связь со сводным братом. И то скорее нежелание, чем настоящий какой-нибудь, животный страх.
Райнис, наверное, не был слепо привязан, он просто умел дорожить и ценить.

Впрочем, все остальные люди были, по большей части, его неназваными врагами.

Вставив симку и выждав контрольные десять минут, он услышал позавчера тихое треньканье смски. Писал Эдвардас, больше некому было сюда писать.
"Где ты? Я со всеми Горькими на севере страны. Скоро буду в Ветернике. До Нови-Сада отсюда пара часов езды. Если ты всё ещё там, - отзовись".
Они не созванивались полтора года. Только скупые смс друг другу. Не виделись, наверное, уже года четыре с лишним. Когда-то давно они вообще решили не общаться, но выдержать полный взаимный игнор не смогли.
Хотя причины для игнора были.

@темы: швы земли

21:25 

ок, три часа (два-два с половиной?) рисования себе сегодня зачла. Молодец.

14:58 

21:08 

Зорана по запаху оказывается опознана Алешандрой как представительница потомственного цеха татуировщиков. Испокон, с шаманских времён. Во всём мире, в каждом древнем племени на всех континентах были шаманы - и часть этих шаманов тысячелетиями имела право наносить изображения на людей.


Алешандра шла и думала о своих соратниках и о неожиданно встреченных новых людях.
Годами она была сердечно привязана к Слободану. Как бы он ни менялся, какие бы имена ни брал. Он был то Слободаном, то Райнисом Гинтаутасом. Они вместе пережили ужасающее детство. Прессинг со стороны православных опекунов. Прессинг со стороны общества. Каждый выжил по-своему. Никто не тащил другого на своей шее - они просто нашли, каждый, свои пути к сохранению самих себя. И это их сблизило. Через дружбу со Слободаном она приняла и его сводного брата, в чью банду официально вступила несколько лет спустя.
Сейчас её названый брат совершал самый мощный рывок за всю свою биографию. Он дал волю плоти. Он сумел отдаться и открыться женщине.
А она.... Что она? Алешандра посмотрела на свои руки - обветренные, потемневшие, с тонкими сильными пальцами. Она годами находила утешение в тонких издевательствах над человеческой кожей. По большому счёту, ей нравилось пытать людей. Тихо вымещать на них ту боль, которая была когда-то причинена ей в детстве. Но Алешандра была справедлива. Те, кто выдерживал эту пытку, оказывались награждены плодом её мастерства.
Алешандра была татуировщиком, как говорится, от неба. По рождению. В этом была её суть.

И надо же было так странно получиться, что именно сложным, запутанным, многоступенчатым путём в несколько человек - они оказались связаны с Ритварсом ещё и вот этим. Он-то полюбил девушку в этом городе. А однокурсница этой девушки оказалась почти кровным собратом Алешандры по татуировальному ремеслу.
Татуировщики - это не какой-то семейный клан. Это цех. Но с тысячелетиями их ген становится немного похож, в каких бы странах они ни жили, на каких языках ни говорили бы. Их пальцы жаждут рисунка, и одновременно жаждут крови и опасности. Первопроходческой славы.

Всё в мире есть возможность объединить, и чем менее похожие вещи объединяются, тем более сильные и устойчивые рождаются итоги. Две лошади породят лошадь, два человека породят человека.
Подобное притянет и создаст подобное. Но только столь неподобные существа как лошадь и человек могут физиологически и анатомически объединиться в новое явление - кентавра.
Когда-то скорость и древесина, непохожие и относящиеся к разным слоям мира - создали огонь. Пение и бег создали умеющих сопротивляться. Да, подобное притягивает подобное, но это только одна сторона вещей. Неподобное поддерживает неподобное. Вода поддерживает электричество. Смерть поддерживает жизнь.

Страсть к непохожим вещам вызывает рождение нетипичных увлечений. Когда-то страсть к запаху дерева и к звукам родила создателей музыкальных инструментов. Когда-то страсть к сексу и к музыке родила танцоров. Когда-то страсть к рисунку и крови точно так же родила татуировщиков.
Только сочетание неожиданных, внешне не пересекающихся явлений может дать что-то новое этому миру.
Алешандра увидела в незнакомой доселе девушке соратницу по оружию. Такого же мастера, как она сама. Среди Горьких больше не было тату-мастеров. А искать себе подобных вне стихийно сложившегося клана у Алешандры не были ни времени, ни сил. Она навсегда осталась отщепенцем. Слишком много времени понадобилось бы, чтобы наладить контакт с себе подобным вне банды, будь он\а даже встречен\а на пути.

А тут - Зорана сама фактически притянулась, примагнитилась обстоятельствами.
Эдвардас, связавшись с Зораной и приведя ей к Алешандре, даже не знал, как сильно повлияет тем самым на паутину событий.
Но рядом с нею, с одноглазой и необузданной, такой же не принятой обществом (несмотря на легальное положение, хорошую учёбу и полную семью) и потому такой близкой для Алешандровой души - сияла ещё одна полутень. Чья именно - было ещё непонятно.

Ни один потенциальный татуировщик не будет счастлив до конца, если предложить ему утолить только половину его вечной жажды. Сделать его только хирургом. Или только художником.
Если что-то потенциально должно объединиться - то ещё не факт, что оно успеет вовремя объединиться между собой. Это как поиск любви - мало ещё, чтобы в мире существовал кто-то, кто нужен именно тебе.
Надо ещё, чтобы вы жили в одно и то же время, и чтобы вы умудрились встретиться.
В ком-то рядом с Зораной Млынник тоже были эти две составляющие - непохожие, логически несоединимые. Не нашедшиеся друг для друга. Кто-то рядом с нею тоже мог бы заниматься татуировкой, если бы до конца отдавал себе в этом отчёт и если бы смог соединить несоединимое в своей голове. Но кто?

И как успеть вычислить этого человека?
Через неделю банда должна была покинуть Нови-Сад. За ними уже началась конкретная слежка. Легальное положение главаря мало меняло опасность быть рассекреченными всем скопом. Скорее даже наоборот. Эдвардас слишком "засветился".
Мало времени. С Зораной-то ещё более-менее ясно. Она уже практически определилась, кто она. У неё есть выбор, потому что она знает детали этого выбора. Но тот, другой человек? Как успеть подсказать ему саму возможность определиться?
Такие вещи нельзя делать в лоб. Человек может понять только то, что он уже готов понять.
"Не схожу ли я с ума?"
Алешандра замерла у достигнутой кромки озера. Голова болела от хоровода плотно склеившихся мыслей. "Не накручиваю ли я себя?".
Чёрт возьми, да существует ли этот третий человек? Может быть, эта фантазия - лишь плод воображения существа, которому отчаянно не хватало соратников всю свою жизнь.
Быть может, и нет тут никого, кроме Зораны.
А даже если есть - почему бы не плюнуть и не растереть? Пока ещё это человек додумается. Пока ещё расслышит самого себя. Если вообще расслышит.
Может, зов крови татуировщика забьётся зовом обывательской крови, которая делает из людей примерных семьянинов, что и слышать не хотят уже ни о чём. Нет смысла тратить силы на розыск и объяснения для кого-то, кто ещё не достаточно определился сам.

Мало того, чтобы человек был татуировщиком потенциально. Важно ещё, чтобы ему удалось расслышать оба этих непохожих зова в своей крови. Но и это - полдела. Нужно иметь возможность, время и шанс додуматься соединить эти вещи.
Поэтому обстоятельства так важны. Поэтому случайный шанс так божественен. Поэтому так дорого время.

А времени уже, считай, не было.

@темы: швы земли

19:22 

Глава IV

Глава IV
Горькие

читать

@темы: швы земли

18:43 

Ну, давай что ли,
Птицей покружимся. Видишь, -
двое? Давай,
Налетай, ты да я.
Феромонами с крыльями
улица в марте
заполняется
безответственная.
Нами, нами с тобой.
нам рулить,
если не мы, то кто.
притворимся газетой.
Прикинемся мнением,
притворимся, что мы - человек и закон.
как циветтой
прикрывается ихневмон.
как луна прикрывается пальцем,
чтобы
выйти монеткой. Лечь зануде-туристу кадром.
точно так же
растрёпанная циветта
прибегает
и с ихневмоном ложится рядом.
Улица наша,
город наш. Бастионы взять! Цели скрыть.
Кружимся, подчиняем себе
всё, что движется.
Что не движется - сдвинуть и подчинить.

Облаком,
грамотно рассеянным в воздухе,
будем, будем в каждом
выдохе, в каждой тле.
Мы - начинка самой радостной микродозы
И причина
любой конвульсии на земле.
Как крупицы
копоти над асфальтом,
что из лёгких обратно
не вывести
никогда -
после вдоха мы прочно засядем
в живую память,
восприимчивую, как вода.
Город - наш. Это стало ясно ещё до марта.
это как неизбежность,
огромный пушистый лис.
во всей жизни нету такого старта,
где мы бы не вбросились
в сеть сосудов вперёд и вниз.
Видишь - двое,
в цигейке один и в пальто другая.
Налегай, пикируй.
Бери контроль.
Пусть их пальцы и плоть потом,
содрогаясь,
искривляются, как подопытный нежный кроль.
Только двое,
а город такой-то огромный, стылый.
нам одним под силу взорвать его к ебеням.
Статую Командора
феромонный бунт опрокинул,
дав нам чуткие уши к малейшим его шагам.

Этот пульс забивается под гортань.
Это жители слышат
тяжёлый звенящий шаг.
Феромонные всплески
безжалостны,
просто нагнись и встань.
и ещё полвека останься дрожать вот так.

13:36 

вчера:

"если бы мы на стоянке не прекратили целоваться, я бы, наверное, сорвался".

как хорошо, что для меня всё это ярко, чильно и не затерто.

16:13 

Вечером, лёжа в постели, Росица задумчиво вспоминала сегодняшний странный день. Довидас, лёжа рядом, пропускал сквозь пальцы её длинные синие волосы.
- А задала ваша Млынник сегодня Бреговичу жару! - воскликнул он и рассмеялся.
- Она - да, - живо подхватила Росица, - Она это может.
Довидас снова умолк на минутку, а потом ласково проговорил:
- Зай. Давно хочу поговорить с тобой на одну тему. Все эти твои подружки...
Он выдержал ещё одну паузу. Поправил сбившееся одеяло и продолжил:
- Вот мы с тобой встречаемся. Совсем скоро ты станешь моей женой. Войдёшь в мою семью, обе наши семьи породнятся. Закончим техникум, попробуем применить эти знания дальше.
- Угу.
Росица привыкала потихоньку к таким разговорам. Они её и пугали немного, и радовали. Чувствовалась та надежда, которую возлагает на неё молодой человек. Она собиралась оправдать эту надежду, и с достоинством войти в новую, взрослую, семейную жизнь.
Конечно, жаль, что некоторые мечты останутся не реализованы. Например, рисовать, как Зорана.... Но зачем грустить об упущенном, если впереди - такие перспективы. Да Росица и не была уверена, что хочет один в один копировать увлечение подруги. Было в этом что-то неправильное.
Повторять за другой девочкой.... С детства её учили - быть оригинальной, не обезъянничать. И Росица твёрдо решила: раз рисует в их компании только Зорана, то пусть это её скиллом и останется. А повторять за кем-то - верх неприличия.
Конечно, в глубине души Рося улавливала странный трепет - не в рисунке дело.... в другом.... но произнести это сокровенное вслух не хватало уверенности и силы. А рядом - Довидас Адамайте, такой любящий, такой надёжный. Её будущая судьба и семья.
- Ты станешь моей супругой, и мы начнём новую жизнь. Свою жизнь, - повторил Довидас с каким-то напором. - Зай, тебе не кажется, что пора уже просто жить друг для друга, и жечь лишние мосты?
- Лишние?
Росица вопросительно подняла взгляд, но в почти полной темноте спальной комнаты трудно было разглядеть выражение лица собеседника.
- Я имею в виду твоих многочисленных подружек, твои поверхностные знакомства, на которые ты тратишь столько времени, - пояснил Довидас немного нервно. Самую малость.
- Но я ж.... - Рося растерялась. Потом напряглась:
- Я бы тебя поняла, если бы я вовсю крутила с мужиками с какими-то, с парнями. Но подруги?!
- Дело не в поле человека, а в том, что человек любого пола отнимает твоё время. И моё тоже, - добавил Довидас, поколебавшись.
- Прекрати. - Росица отвернулась, и придержала рукой волосы - так, чтобы они выскользнули у парня из пальцев, но не дернулись сильно, - Ты будешь работать, у тебя будет бизнес. У тебя-то уж точно общения будет выше крыши. Я пусть и не бизнесвумен, но и мне контакт с окружающим миром тоже необходим. Будь спокоен, воспитанию и развитию наших детей это не помешает.
Довидас явно колебался, Росица это чувствовала. Они уже давно были вместе. По тому, как он продолжил лежать, чуть опершись на локоть, и не торопился просто спокойно лечь на спину - было заметно, что какие-то мысли рвутся наружу, но озвучить их он всё ещё не решается.

00:09 

- Я могу познакомить тебя с тату-мастерицей, - неожиданно произнёс Эдвардас, внимательно глядя на Росицу из-под полы своей широкой чёрной шляпы.
- Что для этого нужно?
В этот момент ей показалось, что она продаёт душу дьяволу. Она, некогда преданная и верная невеста, будущая жена, будущая хранительница очага, тихая и домашняя девочка из хорошей, полной семьи.

00:03 

- Ты работаешь на обоих, - зло сказал Каху, играя ножом.
Алешандра смотрела на него, зло прищурившись. Она знала в глубине души, что ни Каху, ни кто угодно другой не имеют права применять оружие в черте города. Их найдут. Дневная полиция не дремлет, в Нови-Саде за такие дела найдут кого угодно.
- Я работаю только на себя, - сказала она наконец, сглатываю колкую, душащую хрипоту.
- Ты продаёшь свою работу Ритварсу Гинтаутасу!
- Я сама решаю, с кем делиться выручкой от татуировок.
- Ты.... - Каху, борясь с накатившей на него смесью взрослой деловой злости и деструктивной подростковой обиды, обиды, что какая-то девчонка диктует в банде больше чем он, правая рука вожака - выступил из освещённого костром круга. На секунду Алешандре показалось, что сейчас он воспользуется этой мнимой, кратковременной темнотой и накинется на неё с ножом - вопреки всем правилам, всем уставам.

23:56 

- Она пойдёт со мной, - сказал Эдвардас, неторопливо натягивая капюшон и плащ.
Росица кожей чувствовала, что что-то кругом не так. Они шли по темной, теплой алее, полной запахов розмарина и тмина. В свете фонаря резные контуры листвы смещались и играли тенями, как вырезанные декорации из театра бумажных фигур. Летней ночью эта часть города дышала умиротворением и покоем.
Но словно крошечные городские летучие мышки, пронзающие периодически фонарную темноту - мелькали странные шёпоты и удары. Точно мышиная армия, подкрадывается к Щелкунчику, деревянной кукле - мелькнула у Росицы такая мысль. Она то и дело со страхом поглядывала на Эдвардаса - но тот шёл, сжав губы, прочно взяв её под руку, словно тараня собою безопасную и тёплую на первый взгляд, но на поверку такую непредсказуемую душистую темноту.
И тут на асфальтовую дорожку перед ними с шумом выпрыгнула высокая человеческая тень.
Сердце закололо и наполнилось мягкой дурнотой раньше, чем испугался рассудок.
У Росицы подкосились ноги. Её застывшие зрачки только фокусировались на высокой тени в облике человека, а сознание уже покидало её.
- Касич! - вскрикнул Эдвард, подставляя руки и ловя её за ослабевшие плечи.
Он всегда обращался к ней по фамилии. Только так....

- Ритварс, - раздалось где-то сверху над нею голосом Эдвардаса, - Ритварс, я, чёрт возьми, убью тебя.

***

08:45 

Люди, по ходу, удивляются и настораживаются, когда мы не общаемся от полугода до двух лет, а потом я пишу о просьбе увидеться, о желании восстановить контакт и привожу что-то в подарок.

Ещё в 21 год, когда речь шла только о Никите - я заметила, что вечно являюсь сраным инициатором каких-то флешбеков, каких-то поздравлений, каких-то нахождений людей, которые потерялись и месяц-два-три-четыре не пишут.

Я не устала от этого, нет, и не прекратила бы такое поведение никогда. При всей замкнутости - если у меня есть надежда, что я увижу на лице у человека эмоцию, сколько-то близкую к приятному удивлению - я скорее попытаюсь достичь этого, чем не попытаюсь. Мне это по сердцу, мне хочется сдвигать какие-то мелкие сценарные линии с наезженной колеи.

Но, при всём желании - мой ресурс заканчивается. У меня реально резко стало мало сил. Больше того - я осознаю, что реально ничего жизненно важного я не смогу подарить этим флешбечно отысканным людям. Я не врываюсь в их жизнь с чемоданом денег, предложением о работе или в виде прекрасной второй половины. Максимум - я напоминаю о себе, доношу мысль, что помнила о человеке - и дарю что-то по возможности адекватное, типа хорошего или экзотичного алкоголя.

Так что смысла в этих "здрасте, я ваша тётя" всё меньше. Да и был ли он? Иногда вообще такое ощущение, что я лишь тешу своё мелкое, слабосильное желание перемен.

Так что я пересматриваю свою позицию. Ещё полгода-год я поприсматриваюсь и поприслушиваюсь к своему человеческому окружению, попытаюсь выцепить последним поездом тех, кто пропал, но кого хотелось бы видеть - и, в итоге, оставлю контакты лишь с теми, чей парус из поля зрения не исчез.

В конце концов, хоть обпоявляйся в жизни симпатичного тебе по каким-то причинам челвоека - если ему самому это не надо, то и смысла никакого нет.
И это не жалоба на то, какие все плохие, и как всем ничего не надо, кроме меня. Раньше у меня были такие мысли, но это и было, соответственно..... ещё даже до первого диплома. Это просто осознание: сил всё меньше, а людям радости не особо. Раз они растворились в тумане - значит, их жизнь сто раз налажена так, что шестеренка в виде объявившегося друга дней суровых окажется лишней, инфа 100%.

А вообще - я придаю всему этому слишком много значения. Своей псевдоважности для кого-то - в первую очередь.
Кэп.

14:41 

-Умри. Просто умри. Мне больше ничего от тебя не надо.

- Я в этом городе уже натупился, теперь ваша очередь.

Его раздирало от нежности.
Её маленькую светлую грудь портили несколько некрасивых темных точек вокруг сосков. Райнису, впрочем, было все равно. Его тянуло к ней, тянуло отчаянно. К коже в сияющих веснушках с серебряную монету величиной, к коротким густым волосам, к мягко выступающим лопаткам.
***

Мать Райниса прошла в комнату и на секунду замешкалась, увидав под собственноручно отглаженными простынями чью-то незнакомую фигурку.
Сына в комнате не было. На наволочке покоилась вихрастая девчачья голова с короткими мягкими прядями. Словно неровно остриженный темный барашек. Девушка мирно сопела во сне, и напряжение замечалось только в сжатой ладони выпростанной из-под летнего одеяла отброшенной влево руки, где маленькие пальцы сжимали кругленький белый плеер.
Пара белых проводков тянулась к наушникам - один был на гостье Райниса, другой просто валялся на кровати.
Мать осторожно подняла его и приложила к уху.
Искаженный слабостью, не очень хорошими динамиками всех на свете маленьких дешёвых плееров - но всё такой доверительный, вздрагивающий звук.

11:45 

ться\тся

главная