-Умри. Просто умри. Мне больше ничего от тебя не надо.

- Я в этом городе уже натупился, теперь ваша очередь.

Его раздирало от нежности.
Её маленькую светлую грудь портили несколько некрасивых темных точек вокруг сосков. Райнису, впрочем, было все равно. Его тянуло к ней, тянуло отчаянно. К коже в сияющих веснушках с серебряную монету величиной, к коротким густым волосам, к мягко выступающим лопаткам.
***

Мать Райниса прошла в комнату и на секунду замешкалась, увидав под собственноручно отглаженными простынями чью-то незнакомую фигурку.
Сына в комнате не было. На наволочке покоилась вихрастая девчачья голова с короткими мягкими прядями. Словно неровно остриженный темный барашек. Девушка мирно сопела во сне, и напряжение замечалось только в сжатой ладони выпростанной из-под летнего одеяла отброшенной влево руки, где маленькие пальцы сжимали кругленький белый плеер.
Пара белых проводков тянулась к наушникам - один был на гостье Райниса, другой просто валялся на кровати.
Мать осторожно подняла его и приложила к уху.
Искаженный слабостью, не очень хорошими динамиками всех на свете маленьких дешёвых плееров - но всё такой доверительный, вздрагивающий звук.